October 27th, 2010

Auschwitz II-Birkenau

Ни жить, ни петь почти не стоит

Ни жить, ни петь почти не стоит:
В непрочной грубости живем.
Портной тачает, плотник строит:
Швы расползутся, рухнет дом.

И лишь порой сквозь это тленье
Вдруг умиленно слышу я
В нем заключенное биенье
Совсем иного бытия.

Так, провождая жизни скуку,
Любовно женщина кладет
Свою взволнованную руку
На грузно пухнущий живот.


Занятно, как Ходасевич последней строчкой превращает стихотворение - вполне себе средненькое - в гениальное.