?

Log in

No account? Create an account
Люби и холодок
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, September 2nd, 2012

Time Event
2:57a
Сберег Россию от вторжений из кетаминового космоса, удержав зону поражения в рамках своей психики
...По дороге Шмыга немного рассказал об этом человеке. Раньше у него было другое имя, но теперь его называли именно так — полковник Добросвет, причем одно слово заменяло ему имя и фамилию. Он заведовал отделом спецвеществ и измененных состояний сознания — но был, как я понял из вскользь брошенной фразы, не просто драг-дилером ФСБ, а чем-то вроде главного консультанта по духовно-эзотерическим вопросам.

Шмыга относился к Добросвету с чрезвычайным уважением — это было видно хотя бы из того, что он, генерал, вел меня на встречу к полковнику. По словам Шмыги, в те годы, когда Гайдар спасал страну от голода, а Чубайс от холода, Добросвет несколько раз сберег Россию от вторжений из кетаминового космоса, причем зону конфликта чудовищным усилием удалось удержать в границах его собственной психики, которая в результате сильно пострадала.

Он получил за свой подвиг Золотую Звезду героя.


Вспомнил этот отрывок из Пелевина, наткнувшись на фотографию фантаста Андрея Дашкова, роман "Утраченный свет" которого в свое время произвел на меня определенное впечатление. Андрея Дашкова тоже стоило бы так наградить - удержал зону поражения в рамках собственного творчества. Недавно у него новый роман вышел после 10-летнего перерыва, "Плод воображения", буду читать, а куда деться...
4:25p
Сомерсет Моэм, в тревоге озиравшийся по сторонам
Отсюда, про Сомерсета Моэма:
Пока Моэм еще был ясен умом, он организовал встречу, от которой, увы, не осталось ни подробных стенограмм, ни даже обрывочных записей. В эпоху набожности князья и зажиточные горожане любили приглашать священника с прелатом, чтобы те уверяли их в неоспоримости рая и воздаяния за их молитвы и денежные подношения. Агностик Моэм сделал противоположное: он пригласил А. Дж. Айера, самого модного и в научных, и в светских кругах философа того времени, чтобы тот убедил его в окончательности смерти, в том, что за ней не будет ничего, ничто. Потребность в таком убеждении можно объяснить одним местом в «Подводя итоги». Там Моэм рассказывает, как в молодости потерял веру, но на некоторое время все-таки сохранил страх ада, который пришлось вытеснять еще одним метафизическим усилием. Вероятно, он по-прежнему в тревоге озирался по сторонам.
Это было бы хорошее начало для фильма, в конце которого Моэм и А.Дж.Айер в полнейшем ужасе низвергались бы в ад (после проведенного философско-психологического расследования, шаг за шагом раскрывавшего бы все новые и новые ужасающие подробности).

<< Previous Day 2012/09/02
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com