Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

zigzag

Космическая трилогия Льюиса

Прочитал уже  около года назад "Космическую трилогию" Льюиса - теперь можно сказать, что небесполезно, впечатление остается. Хотя если однозначно рекомендовать, то только третью книгу.

Это ненаучная фантастика, книги писались в первой половине ХХ века, многие детали расходятся с реальностью, например, Венера пригодна для жизни и пр., но это несущественно. Чем-то все это напоминает "Розу мира" Д.Андреева.

Первая книга ("За пределами безмолвной планеты") очень простая. Герои летят на Марс. Запоминается допрос  "владыкой Марса" (существо вроде ангела или демиурга) одного из героев, профессора-ученого с квази-фашистскими взглядами. Ангел все пытается выяснить, зачем тот прилетел и какова его цель. Профессор, растерянный и не понимающий, с кем говорит, на хреновом марсианском пытается изложить теорию о бесконечной экспансии человеческой расы. Ангел спрашивает, что же будет, когда умрут все люди, ведь такой момент все равно наступит. В таком духе они дальше спорят, а потом владыка приказывает вышвырнуть героев с Марса, давая им все-таки некоторый шанс вернуться на Землю в своем космическом корабле.

Вторая книга, "Переландра", довольно странная. Главного положительного героя непонятные "высшие силы" доставляют на Венеру (где рай), чтобы он предотвратил там грехопадение местной Евы. Там же оказывается и засланный другой стороной профессор из первой книги, психика которого к тому времени оказывается полностью захвачена дьяволом, и у которого цель эту Еву искусить,  чтобы она нарушила некий запрет. Главный герой ведет долгие споры с профессором при Еве, пытаясь убедить ее, что нарушать запрет нельзя, но терпит неудачу, и приходит к выводу, что единственное, что ему остается, - это устранить профессора физически, что ему с большим трудом и удается. После этого на Венеру прибывают сверх-ангелы и герой участвует в празднике светлых сил по поводу того, что на Венере все началось удачно, в отличие от Земли.
Книга читается тяжело, довольно иррациональна, ее цель явно не левое полушарие, а правое.

Третью книгу, "Мерзейшую мощь",  читал с удовольствием, она смешная. Фэнтезийная борьба добра и зла удачно замешана там с бытовой психологией сотрудников английских университетов.

zigzag

Юнна Мориц

Юнна Мориц, которая "Ежик резиновый", теперь пишет вот такие "стихи", от которых меня пробирает нездоровый смех.

Между тем, этот "Ежик" мне в детстве не нравился, а теперь я его с удовольствием ставлю сыну, тоже не скатиться бы в маразм.

...Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку
Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.
zigzag

Вот, все-таки, хорошо вышло, как Путин Гоголя погубил...

...Вот луна и квадратом – бумага.
Но посланец гнилья и гулага
Встал пред Гоголем, тонко глумясь.
Все учил о царе, да о боге,
И умчал бедолагу в итоге,
Разметавши колесами грязь.

О, черты узнаваемы были
Белоглазого ангела гнили,
Духа погреба, тухлой воды!
Гоголь каялся, Гоголь постился,
Он с Италией тайной простился,
Чтя иконы, сжигая труды.

Гоголь сник. Гоголь понял: гнилое –
В нем самом, а не что-то иное.
Так собака кусает свой хвост.
Богатеет Россия приростом
Мертвых далей и смрадом погоста.
И крепчает, звереет норд-ост.

...
soviet

Стихи должны быть эмоционально заряжены

shiropaev написал Путину на день рождения:

Да, маршруты родимого газа –
Все того же кнута метастазы,
Протяженная просинь погон.
И на то, как давленье крутое
Гнет Европу, что девку в притоне,
Смотрит с мелкой улыбочкой он.

Он не царь, не герой, не мужчина.
Он обычный гарант мертвечины,
Заурядная едкая тля,
Смрадный запах могилы и страха,
Что скопился под сгнившею плахой
Половицы парадной Кремля.

Нами правит зловония кодекс,
Смрад распада, затянутый в ботекс –
Вековечной державы итог.
Он вином в темноте настоялся,
Как неон, по Москве разметался –
Не герой, и не царь, и не бог.

Collapse )

Гоголь сник. Гоголь понял: гнилое –
В нем самом, а не что-то иное.
Так собака кусает свой хвост.
Богатеет Россия приростом
Мертвых далей и смрадом погоста,
И крепчает, звереет норд-ост.

Он заразой чумною заряжен,
Чумовою энергией рашен,
Он горячку несет, а не хлад.
Гонит западных нимф и амуров,
Чтоб воздеть над Атлантикой хмурой
Полунощным сиянием – СМРАД.

Прет по трубам давление ада
И клокочет глухой канонадой.
Как же быть? Предаваться винцу,
Да во сне заплутавшею птицей
Над хрустальными Альпами виться,
Уловляя в озоне гнильцу?

Я страдал кабинетной дилеммой,
А другой – ночевал под телегой,
Но обоих догадка гнетет:
Что такое Россия? да это
Половица гнилая планеты,
Под которою крыса гниет.
Auschwitz II-Birkenau

Ни жить, ни петь почти не стоит

Ни жить, ни петь почти не стоит:
В непрочной грубости живем.
Портной тачает, плотник строит:
Швы расползутся, рухнет дом.

И лишь порой сквозь это тленье
Вдруг умиленно слышу я
В нем заключенное биенье
Совсем иного бытия.

Так, провождая жизни скуку,
Любовно женщина кладет
Свою взволнованную руку
На грузно пухнущий живот.


Занятно, как Ходасевич последней строчкой превращает стихотворение - вполне себе средненькое - в гениальное.
zigzag

"Там где было Оно, должно стать Я"

Тролли поднимаются в небеса, чтобы взглянуть в свое дьявольское зеркало на Бога и ангелов (1). Кола-рыба ныряет в бездну за королевской короной, но, на самом деле, чтобы удовлеворить королевское любопытство (2). Герои Лавкрафта, обнаружив гибель экспедиционной группы, все же решаются перелететь через Хребты безумия (3). Три замечательные сказки-аллегории о контакте с бессознательным.
zigzag

Ганс Христиан Андерсен, который любил пугать детей

Тут пишут про злые сказки Андерсена, который любил пугать детей.

Вспоминаю, что многие его сказки производили угнетающие впечатление. Например, "Девочка и спички":

...В холодный утренний час в углу за домом по-прежнему сидела девочка с розовыми щечками и улыбкой на устах, но мертвая. Она замерзла в последний вечер старого года; новогоднее солнце осветило маленький труп.

Или "Стойкий оловянный солдатик", где солдатика после долгих мучений расплавили-таки в печке.

Отчего бы немного не попугать детей? Но эти сказки, действительно, не хороши. Все окупает "Снежная королева", начало которой - это вообще шедевр:

Жил был тролль, злющий презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духаCollapse ).